База данных

Дата обновления БД:

20.04.2018

Добавлено/обновлено документов:

30 / 166

Всего документов в БД:

82219

Действует

Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 7 декабря 2011 года

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2011 года

Судебная практика по уголовным делам

Вопросы квалификации

1. Лицо необоснованно признано пособником в убийстве.

Согласно приговору, К., О. и не установленное следствием лицо с целью завладения чужим имуществом совершили нападение на водителей Б. и А. При этом К., угрожая потерпевшим обрезом, а О. - не установленным следствием предметом, используемым в качестве оружия, заставили А. завести автомашину и следовать в указанном ими направлении. К. и О. сели в кабину и направили в сторону потерпевших оружие. Потерпевший А., опасаясь за свою жизнь и имея намерение скрыться от нападавших, направил автомашину в кювет и, после того как автомашина врезалась в столб, убежал.

Оставшийся в кабине автомашины К. выстрелил из обреза в потерпевшего Б., причинив ему огнестрельное пулевое ранение, от которого наступила смерть Б. После этого нападавшие скрылись с места преступления.

По приговору суда О. осуждён по пп. "б", "в" ч. 3 ст. 162, ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил судебные решения по следующим основаниям.

Согласно предъявленному органами следствия обвинению О. в ходе разбойного нападения на потерпевших, находясь на автодороге, имея умысел на убийство из корыстных побуждений, сопряжённое с разбоем, а также с целью скрыть следы преступлений, действуя в составе организованной группы, заранее договорился с К. об убийстве Б., после чего К. произвёл один выстрел в потерпевшего и убил его.

Таким образом, из предъявленного О. обвинения следует лишь то, что О. находился на месте преступления с другим осуждённым по этому же делу и присутствовал при лишении жизни Б., что само по себе нельзя признать участием в убийстве.

Доказательств признания убийства совершённым организованной группой судом не установлено.

Квалифицируя действия О. как пособничество в убийстве, суд указал, что он оказывал содействие исполнителю, поскольку именно с его участием потерпевший был вывезен к месту убийства, к тому же нахождение О. на месте совершения преступления обеспечивало явное физическое преимущество нападавших и подавляло волю потерпевших к сопротивлению.

Однако указанные действия О. в объём обвинения, связанного с убийством, не вменялись.

Наличие у осуждённых обреза охотничьего ружья и неустановленного предмета, которыми они угрожали потерпевшим во время разбойного нападения, не может являться доказательством наличия у О. умысла на убийство Б.

Кроме того, поскольку О. не оказывал пособничества в причинении смерти Б., в его действиях отсутствует квалифицирующий признак разбоя "с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего".

Президиум отменил приговор и кассационное определение в отношении О. в части его осуждения по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, производство по делу в этой части прекратил за отсутствием в деянии состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Эти же судебные решения в отношении О. изменены: действия О. переквалифицированы с пп. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ).

 

Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации №144П11

2. Приведение потерпевшей в бессознательное состояние действиями самого виновного в процессе лишения жизни не может рассматриваться как совершение убийства с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

По делу установлено, что между осуждённым Г. и его матерьюпотерпевшей Р. произошла ссора, в ходе которой он стал наносить потерпевшей множественные удары руками и ногами по различным частям тела, а после того как Р. потеряла сознание, осуждённый нанёс ей не менее трёх ударов топором в голову, отчего наступила смерть потерпевшей.

Квалифицируя действия Г. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, суд в приговоре указал, что потерпевшая потеряла сознание от ударов осуждённого, в связи с чем заведомо для него находилась в беспомощном состоянии.

Между тем по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство потерпевшего, не способного себя защитить, оказать активное сопротивление виновному в силу физического или психического состояния. К таким лицам могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

По делу в отношении Г. данных, свидетельствующих о нахождении потерпевшей Р. во время убийства в беспомощном состоянии, не установлено.

В связи с изложенным Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировала действия осуждённого Г. с п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство на почве личных неприязненных отношений.

 

Определение №58-Д11-15

3. При квалификации действий виновного суд в соответствии с положениями ч. 1 ст. 10 УК РФ обязан применить новый уголовный закон в части, улучшающей положение лица, совершившего преступление, и не вправе применить новый закон в части, ухудшающей его положение.

По приговору суда от 10 февраля 2011 г. З. осуждён по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с указанными в приговоре ограничениями.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, изменила приговор по следующим основаниям.

Во время совершения З. преступления (7 - 8 сентября 2010 г.) ст. 205 УК РФ действовала в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ, санкция части первой которой предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 12 лет с ограничением свободы на срок до 2 лет.

Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. N 352-ФЗ в ч. 1 ст. 205 УК РФ были внесены изменения, согласно которым санкция данного закона предусматривает лишение свободы от 8 до 15 лет, а ограничение свободы исключено.

В связи с тем, что закон, действовавший во время совершения З. преступления, предусматривал менее строгое основное наказание, суд должен был квалифицировать действия осуждённого и назначить ему наказание по данному закону. С учётом санкции этого закона, а также положений ч. 2 ст. 66 УК РФ суд был не вправе назначить З. более 6 лет лишения свободы.

В то же время, поскольку ч. 1 ст. 205 УК РФ в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. не содержит дополнительного наказания в виде ограничения свободы и этот закон улучшает положение осуждённого, суд в соответствии со ст. 10 УК РФ был не вправе назначить З. дополнительное наказание.

На основании изложенного Судебная коллегия изменила приговор в отношении З., переквалифицировала его действия с ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 352-ФЗ) на ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ) и назначила ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет.

 

Определение N 20-О11-6

Назначение наказания

4. Суд обоснованно признал в действиях осуждённого рецидив преступлений, поскольку ранее он судим за преступление средней тяжести и до погашения судимости совершил особо тяжкое преступление.

По приговору суда от 10 декабря 2010 г. А. (судимый 23 апреля 2009 г. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 160 часам обязательных работ, снят с учёта 11 июля 2009 г. по отбытии наказания) осуждён по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год.

Суд правильно признал наличие в действиях А. рецидива преступлений, т.к. убийство им было совершено (4 апреля 2010 г.) в течение года после исполнения ранее назначенного ему наказания в виде обязательных работ за совершение умышленного преступления средней тяжести. Решение суда по данному вопросу соответствует положениям ч. 1 ст. 18 УК РФ и п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу осуждённого - без удовлетворения.

Определение N 49-О11-13

5. Назначение наказания в виде исправительных работ исключено из приговора, поскольку суд в нарушение закона (ст. 50 УК РФ и п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ) не указал размер удержаний в доход государства.

По приговору суда Т. осуждён по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ и другим статьям УК РФ.

В соответствии с чч. 1 и 3 ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются осуждённому, не имеющему основного места работы, и отбываются в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, но в районе места жительства осуждённого.

Из заработной платы осуждённого к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

Суд первой инстанции не указал в приговоре размер удержаний из его заработной платы в доход государства, то есть наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ, в соответствии с требованиями закона не назначил.

Суд надзорной инстанции исключил из приговора указание о назначении осуждённому наказания по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 116П11

6. Ограничение свободы назначается несовершеннолетним осуждённым только в качестве основного вида наказания.

По приговору суда от 25 октября 2010 г. С. осуждён с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ по пп. "в", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 6 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 6 лет лишения свободы, по ст. 324 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработной платы в доход государства. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений С. назначено 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 10 февраля 2011 г. приговор в отношении С. оставила без изменения.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в надзорном представлении поставил вопрос об исключении из приговора указания о назначении С. по ч. 2 ст. 105 УК РФ наказания в виде ограничения свободы, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 88 УК РФ данный вид наказания в качестве дополнительного несовершеннолетнему лицу не назначается.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации удовлетворил надзорное представление и изменил судебные решения, указав следующее.

Согласно ч. 2 ст. 53 УК РФ ограничение свободы назначается на срок от двух месяцев до четырёх лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой и средней тяжести, а также на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.

платный документ

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2011 года
Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 7 декабря 2011 года


О документе

Дата принятия: 07/12/2011
Состояние документа:Действует
Начало действия документа:07/12/2011
Органы эмитенты: Судебные органы

Опубликование документа

"Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации", №2, февраль, 2012 года (извлечение).